среда, 27 июля 2011 г.

Крокодилыч

2.

В спортивный зал Крокодилыч приходил всегда рано.
Он постоял на голове, покачался на брусьях, попрыгал через коня и забрался по канату к потолку. Тут и вошел гражданин с портфелем, хрустящим плащом на руке и заметным животом.

- Вам кого? - спросил Крокодилыч с потолка. Гражданин вздрогнул и поднял голову:
- Учителя физкультуры.
Учитель физкультуры по-обезьяньи съехал вниз и, отдуваясь, подошел к солидному гостю.
- Я - Семыкин, - представился тот. - Вы моей дочке поставили в четверти двойку.
- Ага, - согласился Крокодилыч.
- Она же круглая отличница, - весело сказал Семыкин, как бы давая понять, что шутку с двойкой он оценил и дальше шутить нет смысла.
- Она не круглая отличница, - не согласился учитель.
- Как не круглая? - опешил гость.
- У нее двойка по физкультуре.
- Вот я и говорю, - терпеливо сказал Семыкин, - она круглая отличница, а вы ей испортили…
- Да не круглая она, у нее двойка по физкультуре.
Семыкин замолк, рассматривая плюгавенького старичка с юношеской фигурой и военной выправкой. Казалось, сейчас гость шевельнет животом, и учитель физкультуры полетит на мат.
- Или вы меня не понимаете, - медленно начал Семыкин, - или…
- Я - второе, - перебил Крокодилыч. - До свидания. После ухода гостя физкультурник, как ни в чем не бывало, начал делать уморительные фигуры, выгибаясь колесом и просовывая голову между ног. Он покраснел, как волейбольные мячи, которые лежали в углу. Когда вошла учительница пения, Крокодилыч совсем завязался узлом и походил на громадного тритона.
- Ой! - вскрикнула она. - Кирилл Нилыч, директор просил передать, что девятый класс на ваш урок не придет. Они поехали на математическую олимпиаду.
От возмущения Крокодилыч развязался.
- Ничего удивительного, - философствовала учительница. - Вы же знаете, что наша школа с математическим уклоном. А мои соль-миноры и ваши опорные прыжки разве предметы?
Физкультурник только пыхтел. Она подошла к нему, положила на плечо белую весомую руку и капризно попросила:
- Крокодилыч, научите похудеть.
- Не хочу.
- Почему? - удивилась она.
- А вы спортом не занимаетесь.
Он пошел в учительскую, взял журнал и поставил девятому классу тридцать один прогул.

Директор школы опять щипал подбородок. Перед ним лежало письмо от администрации парка культуры и отдыха.

«На нашей территории произрастает большое количество траво - и древостойных растений. У нас имеется единственный в городе экземпляр лавра благородного, семейство Lawrusha(лавровый лист). В аллеях цветут розы и доцветают лавсонии. По дорожкам ходят голуби. Естественно, что на скамейках отдыхают от трудового дня влюбленные.
Но вот появляется учитель вашей школы Пудяков К. Н., который начинает приставать к влюбленным. Уговаривает их пробежать стометровку, чем, мол, сидеть зря, обнявшись. Сравнивает конечности разных пар для демонстрации мускулатуры. Предлагает бороться. Запевает спортивные песни. Затем раздевается до трусов и бегает вокруг клумбы, демонстрируя своим посиневшим худым телом антиэстетическую категорию. Притом сильно пыхтит. Но проделывает все это в трезвом состоянии.
Просим к Пудякову К. Н. принять меры».

- Пыхтите зачем? - глянул директор на учителя.
- Дыхание, - объяснил тот.
Директор отпустил подбородок и сел поудобнее - беседа предстояла долгая.
- Кирилл Нилыч, вы пожилой человек…
- У вас в доме есть лифт? - перебил физкультурник.
- Есть. А что?
- Поднимаетесь?
- Поднимаюсь, - удивленно подтвердил директор.
- А я на десятый этаж вбегаю по лестнице, хотя лифт тоже есть. Значит, вы пожилой, а я нет.
Директор, которому исполнилось сорок, забыл, о чем дальше и говорить. Он работал в этой школе три года, всех узнал и ко всем привык. Кроме этого Пудякова.
- Крокодил… э-э… Кирилл Нилыч, - сдерживаясь, продолжал директор. - Неужели вы считаете, что можно сделать человека сильным, если он слаб от природы?
- А можно человека выучить математике, если тот слабоват мозгами от природы?
- Можно, - убежденно ответил директор.
- Правильно, - подтвердил Пудяков. - А из слабого человека, даже из Семыкиной, можно сделать сильного, здорового, высокого и красивого.
Он внимательно оглядел директора и добавил:
- Даже из вас.

Директор застегнул пиджак, чтобы скрыть емкую фигуру, и начал тяжело вспоминать, что же он хотел сказать дальше.
- Кирилл Нилыч, да неужели вы не слышали, что сейчас главными стали математика, физика, химия?…
- Слышал, - спокойно подтвердил физкультурник. - Это неправильно.
Директор даже не возразил, только смотрел в сухое личико учителя и светло мигающие глазки.
- Неправильно, - подтвердил Пудяков. - Главный предмет - это физкультура и спорт. А потом уже ваши физики и математики. Кому нужны слабые? Производству? Армии? Жене-мужу? Допустим, у вас почечуй…
Директор заерзал, словно этот почечуй уже впился туда, куда надо.
- Пойдет вам математика в голову? - продолжал учитель. - Здоровье - это базис. А ваши математики - это надстройка. Дом без фундамента не построишь, а без спорта не вырастишь человека.
- В конце концов, у нас школа с математическим уклоном! - все-таки сорвался директор.
- Да хоть с психическим, а без спорта нельзя.
- Мы воспитали двух докторов математических наук! - крикнул директор и осекся. Он понял, чем сейчас ответит физкультурник.
Кирилл Нилыч гордо вскинул дубленое лицо и отчеканил:
- А мы воспитали тридцать восемь мастеров спорта, и в этом году их будет сорок!
- У-у, Крокодилыч, - буркнул директор и вцепился в свой подбородок.

вторник, 26 июля 2011 г.

Крокодилыч

автор Станислав Родионов
1.

Вообще-то его звали Кирилл Нилыч. Но дети любят сокращать.
Небольшую подсушенную фигурку не укрупнял даже толстый свитер - может быть, потому, что обвис и сбился сзади в курдюк. Кирилл Нилыч преподавал физкультуру лет сорок. Ходили слухи, что ему под семьдесят. Ребятам физкультура нравилась: можно было подурачиться.

Крокодилыч стал посреди спортплощадки, стянул свой утильный свитер и оказался в одной майке, сквозь которую заметно проступали ребра. Шея и грудь от сентябрьского ветра моментально посинели, и он сделался похожим на тех голубых цыплят, которые лежат под стеклом в магазине.

- Встали по-собачьи, - приказал Крокодилыч, - и все побежали три круга.
Ребята опустились на четвереньки и, отчаянно тявкая, заперебирали ладонями по грязной земле. Но двое не побежали.

- В чем дело? - сурово спросил учитель.
- У нас освобождение, справки от врача.
- Ни один умный врач не освободит от физкультуры. Марш на четвереньки!
Не пробежав и круга, девочка с тремя маленькими бантиками и одним большим поднялась на ноги и подошла к учителю:
- Кирилл Нилыч, я, кажется, укололась… Он глянул на ладонь, дунул и громко спросил:
- А кто у тебя папа?
Ребята остановились. Двоечник Шухов даже зашевелил ушами, предвкушая речь.
- Разве у тебя папа английский султан? Или какой паша-оглы? Я знаю, он трудящийся человек, доктор наук. Почему же ты боишься наколоть ручки?
Девочка смущенно опустилась на четвереньки и брезгливо положила ладони в пыль.
- Побежали-побежали! - заторопил Крокодилыч.
После третьего круга ребята поднялись такими чумазыми, словно пахали землю носами.
- Теперь сняли верхнюю одежду. Сейчас мы проверим, зависит ли скорость бега от длины ног. Встаньте парами: длинноногий с коротконогим. Шухов, а ты побежишь со мной.
Ребята начали мериться ногами.

Директор школы задумчиво щипал подбородок и смотрел в ясные, часто мигающие глазки Крокодилыча.
- Кирилл Нилыч, в седьмом «А» на вашем уроке простудилось пять человек.
Учитель физкультуры довольно улыбнулся.
- Чему вы улыбаетесь, товарищ Пудяков? - официально поинтересовался директор.
Крокодилыч запустил руку в карман пиджака, сшитого не позднее тысяча девятьсот тридцатого года, достал бумажный рулончик и расстелил на столе.
- Что это? - удивился директор.
На длинной ленте были изображены носы, соединенные ломаной чертой.
- График сморкаемости девятого «Б».
Директор неуверенно достал платок и высморкался.
- В пятом классе на физкультуре простужалась половина, - объяснил Крокодилыч, - в шестом - 12 человек, в седьмом - 9, в восьмом - 5, в девятом - 2. В десятом совсем не будет.
И он ткнул в самый крупный нос.
- Ребята выросли, - пожал плечами директор.
- Нет, они закалились.
- Но родители жалуются.
- Все родители хотят вырастить из своих детей английских султанов, - разъяснил учитель физкультуры.
- С родителями мы должны считаться, - начал злиться директор. - И в Англии нет султанов.
- Султаны есть везде, - убежденно заверил Крокодилыч.

Возвращался из школы он поздно, потому что вел три секции, которые сам и организовал: легкой атлетики, волейбольную и самбо. Последняя секция приносила много хлопот: на прошлой неделе боролся с десятиклассником, и тот растянул ему ногу.

Крокодилыч проехал в автобусе двенадцать остановок и подошел к двери, дожидаясь тринадцатой. Здоровый парень с длинными немытыми волосами оттер его плечом и поставил на освободившееся место свою мясистую подругу.
- Чего же вы, молодой человек… - начал было Крокодилыч. Но парень повернулся к нему и пропел довольно-таки сильным алкогольным голосом:
- Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет. И уже без мелодии разъяснил:
- Ясно, папаша? Почет тебе есть, а дороги тебе нету. Автобус притих. Потом всем показалось, что старик вроде бы этого парня перекрестил. И парень рухнул вниз, на ступеньки, где светилась маленькая лампочка. Он лежал, задрав ноги в утюгастых ботинках, и ошалело хлопал глазами. Так и вывалился на панель, стоило водителю распахнуть двери.
- Не будешь издеваться над песней, - проворчал Крокодилыч.
- Старый, а хулиганите, - опомнилась упитанная девица.
- А вам нужно обязательно заниматься гимнастикой, - заметил учитель физкультуры и пошел домой.

(продолжение)